Автор: doktor
13-12-2012, 12:45

Ошибка гинеколога или не ошибись дверью. Главы 1-3

Тот, кто работает далеко от дома,
тот много читает…


Глава 1
Родился я…

Глава 2
А кому интересно, когда я родился? В первой главе хотел рассказать о себе, но после её написания мне кто-то сказал, что рукописи не горят. Решил проверить. Бросил в печку все листочки этой главы. В это время был на даче. И что же — сгорели. С тех пор не всегда верю тому, что говорят.

Во время войны по Москве ходили слухи. Якобы зимой 1943 года в Подмосковье была найдена девушка, задушенная большим удавом, длина которого более трёх метров. Рассказывающий утверждал, что разговаривал сам с очевидцем трагического события. Мы все привыкли верить всему, о чём болтают в очередях, на работе, в транспорте…

Вторая информация, как нам казалось, была более правдоподобной. Это будто бы в лесу были обнаружены мужчина и женщина ростом четыре и три метра соответственно. Одеты были в армейские бушлаты, возможно на меху, валенки невидимых размеров, на голове башлык. Говорили по-русски.
Местные жители, как и положено, сообщили в НКВД. Тогда чуть что сразу в НКВД. Оповещать органы любили много людей (по непроверенным данным каждый 3–5 гражданин Союза).

Я не помню, была ли публикация в газетах, но по непонятным причинам внезапно слух прекратился и все решили, что это или снежный человек с женой или шпионы. Засекретили…

Прошло много лет. Я живу в Орехово-Борисово, а работаю гинекологом в районе Бескудниково, остановка автобуса кинотеатр «Волга». Время в дороге 1 час 40 мин. До метро Каширская, автобусом № 148 .Далее до Белорусской и автобусом № 563. Почему подробно? Так для старшего поколения вспомнить, как было, а для молодых — не дай Бог повторится.

Так я работал и ездил пятнадцать лет. Брал с собой книгу или газету и всю дорогу читал, если технически было возможно.
Для того чтобы войти в вагон метро первым некоторые пассажиры, более хитрые, встают напротив дверей и ждут следующего поезда. Вам я открою небольшой секрет. Если посмотреть вдоль платформы, то вы заметите темные и светлые пятна у её кромки. Особенно пятна заметны, где плохо её моют. Там где светлые пятна это места вытертые ногами, что соответствует уровню дверей. Находясь в середине светлого пятна, то будете первым вошедшим и займёте сидячее место. Достаёте своё чтиво, и доброго пути. В те годы многие читали книги. Не так как сейчас — глянцевые журналы или отгадывание кроссвордов.

Многие москвичи выбирают вагон с целью экономии времени ближе к выходу или на пересадку. Этим пользовался и я.
Как-то я заметил, что одна девушка садится в один и тот же автобус, вагон метро, что и я. Самое забавное, она едет в Бескудниково, и тоже читает книгу. Книга была небольшого формата и так зачитана, если не сказать замызгана. Внешний вид книги меня заинтересовал. И хоть я считал неприличным читать через плечо, любопытство взяло своё. Начало мне было не известно т.к. она читала на 21 странице. В то время зрение у меня было хорошее и колебание страниц не очень мешало. Девушка, как мне показалось, не обращала внимания на постороннего читателя. Я читал несколько быстрее, чем она и мог иногда принимать непринуждённый вид. И вот я читаю.

Глава 3
Поезд остановился. Благодаря проводнику пассажиры покидают душный вагон. На платформе стояла такая же духота. У дверей вагонов стояла толпа пожилых женщин и откровенно старух. Каждая предлагала приезжим комнаты с пансионом и без, студентам койки на веранде с условием не приводить гостей после 11 часов вечера (это политика тех лет). Ну а за дополнительную плату — другое дело. Все хозяйки крыш и коек говорили, что дёшево, близко от моря и рынка. К нашим студентам, которые, видимо, должны вскоре пожениться, подошла миловидная, по лицу добрая, аккуратно одетая не очень старая женщина. Молодая пара сначала не обратила на неё внимания и всё вслушивалась в цены и условия предложения хозяек комнат и коек. Через минут двадцать перрон почти освободился от приезжих и пассажиров. Кто-то громко торговался с хозяйками (тогда койка на веранде стоила 150 рублей в месяц, а ветчинно-рубленая колбаса 16 руб. за кг). Подошедшая к студентам женщина оценила потенциальных отдыхающих. Девушка выглядела лет на 20–21, очень симпатичная и даже с небольшой натяжкой красивая. Молодой человек более мужественный, хотя усы не были бриты с восемнадцати лет и выглядели длинными, девственными как ресницы с острыми концами. Ростом выше среднего, но не отлет. Хозяйка предложила услуги. Стали торговаться. Девушка была согласна на всё, он же взвешивал свои денежные возможности, как ни как — студент. Обоим хотелось скорее закончить торг и окунуться в море. Было около шести вечера. Жара спадала. Наконец, процедура выбора хозяйки закончилась, и все трое двинулись на окраину этого небольшого приморского городка.

Я так и не понял, где находился этот городок. Толи Крым, то ли Абхазия, а может где ещё. Читал я не с начала.

Девушка перевернула несколько страниц назад. Пробежала глазами, что-то вспомнила, посмотрела на меня, понимая, что я хочу продолжить чтение дальше. Моя мысленная просьба была удовлетворена. Вагон довольно сильно раскачивался, и девушка попыталась зафиксировать книгу, чтобы мне было удобно читать. Мысленно её поблагодарил и продолжал читать.

Молодой человек нёс рюкзак и две сумки, у девушки в руках была небольшая элегантная сумочка, где косметика и другие женские дела. Шли довольно долго. Хозяйка внезапно остановилась и сказала — «Вот и пришли!» Домик был одноэтажным в глубине небольшого сада. Жила со старым отцом тоже пенсионером, как и сама. Подрабатывала в летний сезон сдачей комнаты курортникам. Всю дорогу она молчала и молодые решили, что она нелюдима или глупа. На крыльце сидел старик и распутывал рыболовные снасти. Поздоровались. Хозяйка, молча, провела студентов в комнату с отдельным входом. Светлая с большим окном, обставленная двумя кроватями, столом, двумя креслами, в углу стоял телевизор черно-белый «Весна», в другом — шкаф. Одна лампочка у потолка без абажура. В комнате было значительно прохладней, и молодые тотчас рухнули в кресла. Минут через пять хозяйка принесла постельное бельё и «графин» — двухлитровую бутылку из-под водки с ручкой. Объяснила, что удобства во дворе, кухонька в пристройке. Молодой человек, которого звали Сергеем (модное имя в то время, как и Наташа так звали девушку) спросил Марию Ивановну — хозяйку «А где обещанное море?» Она ответила вопросом, — «Вы не подходили к окну?» Наташа вскочила с кресла, подошла к окну и отпрянула. За окном не увидела земли, а внизу метрах в двадцати была узкая полоса пляжа и море. Оказалось, что дом стоит на самом краю скалистого берега. И вот так начались первые неудобства.

Девушка, которая ехала со мной в метро, закрыла книгу, положила в сумку. Мы подъезжали к станции «Белорусская» Вышли одновременно и направились к автобусной остановке 563 автобуса — полуэкспресс. Нам повезло, и мы сели вместе. Чтение продолжилось, но, к сожалению, не долго. Вошел глубокий старик, и моя соседка уступила своё место. Книжку убрала. Я доехал до к/т «Волга», она поехала дальше. До больницы 10 минут хода. Пятый этаж, отделение на 60 коек. Больных до семидесяти, т.е. в коридорах и холлах на банкетках и раскладушках, впрочем, как и сейчас. Заведующий отделением по отчеству Шаевич. Его знали все женщины Бескудниково. Я с большой теплотой вспоминаю работу под его началом. Деликатный, выдержанный, квалифицированный врач от Бога. Никогда не повысит голос ни на врачей, ни на сестёр, ни на санитарок. И большое ему спасибо за обучение. Если я рассказываю о случаях в моей и не только моей практике, то и называть буду вещи своими именами. Может, кого-то будет шокировать, но акушерство и гинекология самые жизненные науки. Я считаю, что каждая женщина должна иметь своего врача, в первую очередь гинеколога, а потом стоматолога и парикмахера.

КСТАТИ
Ну, какому хирургу придет в голову по ночам в домашних условиях делать операцию по поводу острого аппендицита или окулисту удалять хрусталик. Не существует диагноза «криминальная аппендэктомия», а вот криминальный аборт ещё как существует. Производят их кому не лень: и врачи, и акушерки и бабки. Результаты обычно плачевны. Чаще всего их услугами пользуются молодые незамужние женщины и те, которые умудрились забеременеть в отсутствии своего мужа, ну и конечно те, что не хотят огласки на работе. Сплетни страшнее пистолета…

Вот поступает больная 34 лет с диагнозом начавшийся выкидыш 6–7 недель беременности. Вмешательства отрицает. Кровянистые выделения в течение 5–6 дней, иногда со сгустками. Подъём температуры тела до 38 градусов. Кожа и видимые слизистые бледные. Поведение заторможено.
При обследовании поставлен диагноз неполный аборт, не исключалось криминальное вмешательство. Выскабливание слизистой матки остатки плодного яйца с признаками гнилостного разложения. Начата массивная антибактериальная терапия, переливание крови, плазмы… В общем, полный комплекс. Но состояние больной ухудшается, и мне пришлось созвониться с главным гинекологом Москвы профессором Блошанским Ю. М., описал сложившуюся ситуацию. Кстати, как говорили городские гинекологи: «Он самый красивый из гинекологов и большая умница среди красавцев». Юрий Миронович рекомендовал срочную операцию — удаление матки, как очага септического состояния. Мы произвели экстирпацию матки с придатками, но патологический процесс продолжал развиваться. На вторые сутки отказали почки, и встал вопрос перевода больной на искусственную почку. К сожалению, она не дожила до перевода. Звали её Роза. Мать двоих детей.

За эти трое суток всё время в отделении «вертелась» женщина, которая интересовалась состоянием больной, причиной заболевания и что она рассказывала о себе. Это уже потом мы заподозрили, что она приложила руки «помощи» в судьбе несчастной женщины. Милые девочки, не пользуйтесь услугами бабок, акушерок и подпольных «абортмахеров».

После трагического исхода моё состояние было, можете себе представить, далеко нерадужное. Вообще, смерть пациента действует на врача гораздо больше, чем думает обыватель. По статистике, продолжительность жизни хирургов 47–50 лет (статистика 1975 г.). Конечно, врачебные ошибки бывают, а иногда комичные.

Фельдшер скорой помощи доставляет молодую женщину с сильными болями в животе. В анамнезе ничего особенного. Половую жизнь отрицает в течение нескольких лет. Последние менструации закончились 5-6 дней назад. В женскую консультацию не обращалась несколько лет. Боли в животе начались рано утром и продолжаются до времени госпитализации (14час.). Живот резко увеличен в объёме болезненный при пальпации, напряжён. Фельдшер ставит диагноз — гигантская истома яичника, угроза разрыва. При осмотре в приёмном покое оказалось: наружные половые органы развиты правильно, во влагалище определяется напряжённый плодный пузырь, при осмотре вскрылся, излились светлые околоплодные воды. Открытие полное, предлежит головка. Роженица переведена в операционную. Через 30 минут произошли роды доношенным ребенком, кто именно не помню. Операционная сестра показывает молодой матери ребенка и поздравляет. На что мамаша заявляет — «Я не была беременной, и не подсовывайте мне ребенка!»
Послед выделился самостоятельно, матка сократилась, осложнений нет. Ребенок доношен весом 3400, длина — 51см. Но что нам делать в такой ситуации? Женщина отказывается от своего ребенка, ввела в заблуждение фельдшера и подлежит переводу в роддом. Тот же фельдшер ждал в приёмном покое, когда женщина будет транспортабельна. Вызвали милицию для сопровождения и рекомендовали проконсультировать женщину у психиатра. Если тот фельдшер будет читать эти строки, может, вспомнит кто родился.
Категория: Повести 6462